Чашниковская второклассная школа

457

Продолжая вскрывать историю села Чашникова. Глава из книги «За четверть века. 1884-1909: к истории церковно-приходских школ Московской епархии» (Москва. Синодальная типография, 1910), стр.201-212. С картинками.

Чашниковская второклассная школа

(Очерк составлен учителем П. Третьяковым)

Верстах в 30 от Москвы между Петербургским и Рогачевским шоссе находится село Чашниково, бывшее вотчиной родоначальника Царствующаго Дома Романовых —- боярина Никиты Романовича Юрьева. Оно красиво раскинулось по сторонам неглубокого оврага, с небольшим ручейком, впадающим в речку Альбу, или Лобню, приток Клязьмы. Старинная XVI столетия (впервые упоминается в исторических документах под 1585 годом) церковь о семи главах с коронами на крестах, во имя Живоначальныя Троицы, с двумя приделами: Владимирской иконы Богоматери и преп. Алексия человека Божия, приветливо белеет сквозь листву вековых берез, окружающих ее, и радует взор путника своею оригинальною архитектурою и новой, недавно выстроенной колокольней.

Под сенью этого храма в ветхой избушке местного дьячка родился, воспитывался и рос основатель Чашниковской второклассной школы, ныне Преосвященнейший Епископ Вологодский и Тотемский Никон. Строго церковные начала с детства уже отличали душу Николая (мирское имя Преосвященного Никона). С ранних лет он начинает любить родной храм, который в сравнении с бедным и тесным родительским кровом кажется ему «земным раем». Желание принимать деятельное участие в церковном богослужении впервые устремляет его к книге, которая впоследствии не выходить уже из его рук. Семинаристом он предпочитает книгу обществу шумных товарищей: в ней одной он находит и развлечение и ответы на все вопросы, которые волнуют его ум. Едва-ли нужно говорить, что книги, которые читал Николай, были книги духовные и во всяком случае серьезные. Любимым его чтением были всегда святоотеческие творения. Естественно, что эта склонность к подвижнической жизни в нем с течением лет не ослабевает, но усиливается. И вот мы видим его только что блестяще окончившего семинарский курс уже в темном подряснике инока на послушании у Архимандрита Леонида, настоятеля Воскресенского, «Нового Иерусалима», монастыря. Семь лет проходит он испытание. Не лишена интереса одна подробность, имевшая место при прощании юноши с миром. Благословляя на новую жизнь горячо любимого сына, мать просила его не забывать одно ценное правило жизни: «спеши делать добро, спеши всяк человек». Богато одаренный от природы, он не мог вполне удовлетвориться созерцательной жизнью монаха. Его духовные силы требовали исхода, работы вне монастырских стен обители. Да и по свойству своей искренно расположенной к ближнему души он не мог для себя использовать богатство духа, не мог один пить из источника знания «воду живу», не мог один наслаждаться благоуханием «цветов луга духовного». И вот при первой возможности он «спешит делать добро», спешит поделиться с ближним всем, чем может и что имеет. С благословением святителя Московского Иннокентия, за святое послушание своему старцу о. Леониду, открывает он широкую просветительную деятельность по изданию «Троицких листков» и других изданий под именем «Благословение обители Преп. Сергия». Но среди трудов этих не забывает инок Чашникова, родного храма Божья, где некогда переживал святые минуты близости к своему Промыслителю, где отдыхал душой, укреплялся духом. В 1895 году известный иконописец Ник. Мих. Сафанов, который реставрировал Московский Благовещенский Собор и украшал Грановитую Палату, исполнил в Чашниковском храме стенное писание и иконы в главном иконостасе. В тоже время устроено в храме духовое отопление, плиточный пол и наконец выстроена новая колокольня (старая пришла в ветхость). Все эти работы обошлись до 16000 руб. и произведены были почти сполна на средства в то время уже о. Архимандрита Никона. В торжественный день освящения в слове, обращенном к прихожанам, о. Архимандрит высказал свои сложившиеся еще в детстве представления, что храм — небо, земной рай. Убеждая чаще посещать его, он на основании собственного опыта в особенности просил приводить сюда своих детей: «пусть, говорил он, их чистые действия сердца питаются здесь благодатию молитвы, как райской росой; пусть они славят Господа с Ангелами Божьими, участвуя в церковном чтении и пении на радость родительским сердцам, пусть они чувствуют, что здесь рай Божий, дом Божий и сия врата небесная». Но не остановился о. Архимандрита на одних только словах убежденья. Вот, что он пишет о своих дальнейших думах и деятельности. «После обновления храма в родном Чашникове, посетив его однажды в праздник (помнится Всех Святых), я с грустью подумал: храм Божий украшен, яко невеста, а где-же богомольцы? Чем объяснить это равнодушие прихожан к богослужению? Отчего так лениво посещают родной храм? И в моей мысли мелькнул ответь: а где же дети? Почему их не видно? Ведь, в приходе две школы… Кто в детстве не привык ходить в церковь, того не тянет туда и в зрелом возрасте… Размышляя далее, я ответил сам себе: суть в том, что школы то не церковные, а земские; ведь, и та и другая, как-бы нарочно, удалены от церкви. Благослови, Господи: открою-ка я в родном селе школу церковную». Сначала о. Архимандриту, конечно, это дело представлялось в виде устройства начальной одноклассной школы. Но около него в это время был человек, которого Чашниковская второклассная школа должна всегда поминать добрым словом. Это — протоиерей Мих. Ив. Хитров. Человек глубокопросвещенный, истинный ревнитель духовного просвещения и истинно-христианского воспитания народных масс, о. Хитров своими убеждениями дал мыслям и намерениям Преосвященного Никона новое направление. Преосвященнейший сам свидетельствовал об этом влиянии на него в данном случае о. Михаила, рассказывая историю возникновения Чашниковской школы одному из заведующих. «Я хотел», говорил Владыка, «устроить просто хорошую начальную церковную школу для своих односельчан. Но Михаил Иванович начал убеждать меня устроить школу второклассную: «нужно брать дело глубже и шире», горячо, как всегда, говорил покойный о. протоиерей, «нужно захватывать более широкий круг, а не светить только в Чашникове. Здесь нужно устроить очаг, откуда-бы маленькие, но преданные делу труженики разносили Божия искры христианского просвещения в самые захолустные деревни, в самую гущу народного невежества». И я», продолжал Преосвященный, «согласился с его доводами, и мы вместе стали хлопотать об устройстве здесь второклассной школы». Так возникла мысль о второклассной школе в Чашникове.

Был составлен проект и смета, которые и были утверждены в Петербурге. Строительная Комиссия под председательством о. Архимандрита Никона сделала все, что было можно сделать, чтобы здание было прочно, удобно и даже красиво. Ассигновано было 16500 р. на постройку, а израсходовано 29500 р. Весь перерасход им был покрыт. Позднее в 1903 году вследствие переполнения школы учащимися был возведен еще новый деревянный корпус (24 Х 16 арш.) под учительские квартиры на каменном фундаменте с прекрасным каменным подвалом. Уч. Советь при Св. Синоде дал на постройку 5000 рублей, а она обошлась более 7500 рублей. Перерасход также был покрыт Попечителем школы. В 1898 году школа была окончательно отстроена и состоялось торжественное ее освящение 30 августа в день памяти великого Царя-Праведника Александра III, имени которого и посвящена школа.

На это торжество незабвенный друг о. Архимандрита Товарищ Председателя Училищного при Св. Синоде Совета, протоиерей Мих. Ив. Хитров прислал такой привет молодой школе и ее главному созидателю: «По воле Бога, отсутствуя телесно, душою сегодня в Чашникове, в дорогой школе, которая удостоится носить имя незабвенного Царя, на которой почивает уже Божие благословение. Горячо приветствую друга юных лет о. Архимандрита Никона, вложившего душу и сердце в дорогое дело, гостей и всех, кто будете любить и радеть о заветной школ». Так осуществилась мысль о Чашниковской школе и началась ее жизнь.

Прекрасное каменное двух этажное здание (34 x 24) с красивыми кирпичными рамками около окон и парапетами у крыши высматриваете настоящим дворцом для села. В нижнем этаже находятся три светлых поместительных класса и зал. В этом же этаже находятся ученическая столовая, кладовая и кухня. Каменная в два поворота лестница ведете во второй этаж, где спальни учеников, квартиры учащих, аптека, библиотека. Отопление всего дома духовою печью, устроенною в подвале. К числу удобств надо отнести водопровод, обслуживающий кухню, ученическую умывальню и другие потребности школы. Чтобы разе навсегда обеспечить школу в материальном отношении, Попечитель внес в Московский Епархиальный Училищный Советъ капитал в сумме 54000 руб., с тем, чтобы он был неприкосновенным, а проценты его распределил так: одна десятая доля их присоединялась к капиталу для постоянного его увеличения (вследствие чего капитал ежегодно растет более чем на двести рублей) за тем — с 50000 руб. на содержите школы и общежития при ней, с 1000 — Епархиальному Наблюдателю на более частые посещения школы, с 1000 — на аптеку при школе, с 1000 — на учителя, заведующего пением в церкви, и с 1000 — на учителя, заведующего библиотекой. Это обеспечение школы жертвователь обусловил таким образом: в случае передачи школы в другое ведомство капитал весь переходит в распоряжение Московского Митрополита на миссионерское дело. «То, что дано на церковную школу — дано Церкви, и не может быть у нее отнято на школу, лишенную духа церковности»… Но кроме этого капитала, обслуживающего содержание школы и учеников, установлена еще плата с каждого воспитанника в размере 40 р. в год. Но всех этих средств оказывается мало, почти ежегодно бюджет сводится с перерасходом от 300—1000 руб. и покрывается Попечителем школы. Но кроме того Преосвященный Попечитель установил беднейшим ученикам стипендии, полустипендии и скидки с обозначенного взноса. Особенно заботою Попечителя всегда пользовались сироты, которые нередко одевались за его счет. Общая сумма расходов по Чашниковской школе выражается ежегодно в довольно крупной сумме — до 8000 руб. Но еще ценнее нравственная поддержка со стороны Попечителя, которая особенно сказалась в первые года существованья школы. Как и следовало ожидать, школа при своем зарождении не встретила сочувствия со стороны местных крестьян. Эти последние, как и везде впрочем, ценили то, что клонилось явно к их пользе или выгоде. Далеких целей они не понимают. Естественно, что и школа, имевшая задачею воспитать учителя школы, казалась Чашниковцам делом чужим. В материальном отношении это сочувствие не было нужно молодой школе. Но созидателю школы горько было видеть равнодушное отношение своих односельчан к делу, которое его самого так занимало, во что сам он вкладывал всю душу. И он скоро нашел пути к сердцу народному, и по его указаниям и советам школа скоро завоевала симпатию населения. Школу свою он с первых шагов ставит на путь практического служения родному приходу. Бог послал ему на первый раз самоотверженных помощников в лице учителей A. П. Пискарева и Д. О. Бажанова, впоследствии заведующего Гуслицкой второклассной школой. Первым был организован хор. По прошествии одного только месяца своей жизни школа дружными усилиями учащих стала петь в церкви. Нельзя передать того удовольствия, какое испытывал народ, услыхавший впервые в родном храме стройное пение хора.

О школе заговорили в приходе. Еще больше сделал Д. О. Бажанов: как человек истинно религиозный, он часто говорил поучения с церковного амвона. «Бедный, всю ночь не спит — все ходит, говорит» — так передавал школьный сторож о подготовке Д. О. к произнесению проповедей. Ему-же принадлежит честь развития библиотечного дела в приходе. Прекрасная библиотека была пожертвована попечителем в школу и, пополняясь ежегодно, достигла в настоящее время до 1500 названий, не считая учебных пособий. И теперь она щедро увеличивается за счет того же Попечителя. Правда, на первых порах по новости дела народ не особенно охотно пользовался книгами из библиотеки, но она была в надежных руках. Сам отлично изучивши! каждую книгу библиотеки, Д. О. сумел заинтересовать народ чтением, заставил его полюбить книгу, находить в ней высшее удовольствие и полезное занятие среди досугов. Больше всего народу нравились беседы с библиотекарем по поводу прочитанного. Здесь Д. О. по мере сил и разуменья разъяснял непонятное, учил, наставлял. В короткий срок библиотека имела уже широкий круг постоянных читателей-крестьян (около 150 человек). Позднейшие библиотекари имели лишь не очень тяжелый труд поддерживать начатое и прочно поставленное их предшественником. Но эти школьные деятели пробыли в Чашникове не долго. Скоро переменился и о. заведующие. Новые и малоопытные деятели нуждались, конечно, в руководительстве и помощи. В этих видах и Попечитель и Епархиальный Наблюдатель часто приезжали в школу, давали советы, устраивали совещанья и т. п. Заслуживает упоминанья следующий протокол Совета, от 2-го дек. 1899 года, составленный в присутствии Попечителя школы и Епархиального Наблюдателя:

1) О постановке пения. Пение в церкви не должно утомлять учеников; оно должно быть пропорционально силам хора.

2) Унисонное пение надлежит вести по Амвросиевскому обиходу, каковой и приобрести в нужном количестве экземпляров.

3) Хоровое пение должно быть простое, — без излишних вычурностей.

4) Детей, обладающих, хорошими голосовыми средствами, помещать на стипендии в училищное общежитие, хотя-бы мальчик был и из одноклассной школы.

5) При приеме детей в второклассную школу в случае конкуренции, следует обращать внимание на способности их к пению, имеющим хорошие способности оказывать предпочтение при поступлении в школу.

6) Не должно быть спешности в изучении предметов, что может вызвать переутомление учеников.

7) О дежурстве всех преподавателей, включая и заведующего школой. В дежурстве не должно быть никаких стеснений.

8) О необходимости в спальнях ставить койки среди комнаты, а не у стен, что не соответствует требованиям гигиены.

9) О безусловной необходимости для преподавателей всесторонне интересоваться школой, вникать возможно чаще в хозяйственные дела, каковым весьма желательно рассматривать и обсуждать в Совете школы, состоящем непременно из всех членов корпорации.

10) Вносящие деньги за содержание могут интересоваться вообще хозяйством и в лице дежурных товарищей свободно выражать свои наблюдения в особой книге, которая и находится на руках у дежурного мальчика, где он записывает харч дня.

11) Нельзя удерживать детей на Рождество, Пасху и вообще на каникулярное время в видах эксплуатации их в качестве певчих для храма при селе Чашникове. В каникулярное время поют те лица в храм, которых из прихожан имеет привлечь к церкви настоятель.

12) Предложение отца попечителя открыть при школе переплетную мастерскую и заведывание ею поручить знающему переплетное искусство преподавателю И. В. Холмогорову.

13) За чаем, обедом и ужином детям не должно быть отказа в хлебе. Во все же остальное время отнюдь не должно быть разрешенья на хлеб.

14) О необходимости возможно чаще собираться для совещаний по делам и нуждам школы, как учебно-воспитательного, так равно и хозяйственного характера. Необходимо сообща разрешать все без исключенья вопросы, хотя бы и самые незначительные. Строго наблюдать, чтобы обсуждение и решение вопросов было не единоличное, а коллективное.

Не трудно заметить, что приведенные постановления Совета всесторонне охватывают жизнь школы. Здесь учебная часть, и воспитательная, общественно-просветительная, хозяйственная и, наконец, определяются нормальные отношения учащих к делу и между собою. Опытные руководители прямо указали учащим надежный путь в их тяжелом труде постановки второклассной школы на должную высоту. Они вдохнули «душу живу» в святое дело подготовки скромных тружеников для школы грамоты. Жаль только, что учителя в Чашниковской школе менялись очень часто. За 10 лет сменилось 4 заведующих и 17 учителей, считая и образцовую школу. Вот их фамилии: Заведующее: о.о. И. Соколов, А. Воинов, Г. Добронравов и М. Грузинов, учителя: Д. О. Бажанов, А. П. Пискарев, И. В. Холмогоров, В. А. Лебедев, В. А. Румянцев, Н. И. Соколов, А. А. Воздвиженский, В. Л. Дмитров, С. В. Добросердов, П. С. Третьяков, С. А. Воскресенский, Н. А. Архангельский, Н. В. Любимов, А. А. Макеев, Г. Н. Беляев.

В 1900 году Чашниковская школа, как выделившаяся по успехам в постановке дела, гостеприимно открыла двери для курсистов, учителей школ грамоты. Общее руководство курсами любезно принял на себя Епархиальный Наблюдатель А. Д. Италинский, заведывание свящ. о. А. Воинов и учащие в качестве преподавателей. Курсы посетили, конечно, Попечитель школы и преподал много разных советов и указаний слушателям. В дальнейшем своем существовании молодая школа быстро крепла, шире и шире раскидывала свою просветительную деятельность. Строго придерживаясь ранее принятого направления, она по мысли своего Попечителя открывает воскресные и праздничные беседы—чтения для народа. Сверх ожиданий первый опыт в этом направлении оказался весьма удачными. Обыкновенно приходило от 40 до 100 взрослых. Чтения носили религиозно-нравственный характер. Программа для них заранее вырабатывалась Советом школы, при этом на каждого из учащих налагалась обязанность по очереди подыскивать соответствующий материал, чтобы чтениеe представляло из себя нечто связное, целое. Среди бесед постепенно вводилось общенародное пение употребительных молитв, песнопений Всенощного бдения и Литургии. Иногда школьный хор устраивал в дни чтений духовные концерты. По образцу Чашникова в трех наиболее удаленных от школы деревнях прихода были также открыты беседы—чтенья. Чтобы внести некоторое разнообразие необходимо было заводить общее пениe. Огромный труд встал на долю учащих, особенно при наличности того искреннейшего увлечения со стороны крестьян, когда певцы, забывая все окружающей, энергично старались «вести свою линию». Естественно с бесед—чтений пение переносилось в храм и, увеличивая торжественность богослужения, побуждало прихожан исправнее посещать его в воскресные и праздничные дни.

А как сближало все это школу с народом, соединяло их неразрывными узами? Теперь вы уже не встретите и тени былого равнодушия. Народ узнали школу и оценил ее по достоинству. Скоро Чашниковская школа исполнила и свое первое назначение. В двух деревнях прихода были открыты школы грамоты, куда были назначены питомцы Чашниковской школы. Народ охотно пошел навстречу доброму делу: помещение под школу и его содержание принял на себя. Открытие школ грамоты значительно облегчило, так сказать, общественно-просветительную задачу второклассной школы. Учителя этих школ являлись прекрасными помощниками на беседе—чтениях. Один из них даже организовал местный хор, который в каникулярное время заменяет в Чашниковском храме певчих второклассной школы. Вот как вообще Московский Уездный Наблюдатель церковных школ свящ. Н. А. Порецкий отзывается о питомцах Чашниковской школы: и в учителях школ грамоты, служивших и служащих в Московскомъ уезде и вышедших из Чашниковской второклассной школы наблюдается церковность, особая любовь к учительскому делу и усердие. Скромные труженики отдавались своему делу не формально, а всей душой, желали быть хорошими учителями и всякое руководственное указание принимали с должным вниманием. Чашниковской второклассной школе, сумевшей заложить в душу своих питомцев такая прекрасная семена — честь. Из предметов по успехам почти всегда выделялось «пение». В своих беседах учащие заботились о том, чтобы в учениках возбудить любовь ко всему доброму, хорошему, развить чувство доброжелательности, доверия и сострадания к ближним. И слава Богу, труды не оставались бесплодными! Не раз приходилось наблюдать, как ребятишки помогали в нужде товарищу, кто чем мог. Часто сообща подавали милостыню нищему. В русско-японскую войну воспитанники отказались от ежедневной порции сахара в пользу солдат и отослали 15 фунтов. Кроме того производили денежные сборы: «на раненых». Одно время среди питомцев возник благотворительный кружок, в нем приняли участие и учащие. Цель кружка — на собранным деньги оказывать помощь нуждающимся. Пользуясь указаниями редакций газет, отсылали не раз пособия несостоятельным школам, или к большим праздникам помогали беднякам Чашниковскаго прихода. Все заработки, напр. школьного хора, шли на увеличение средств благотворительного кружка. Явление, несомненно, очень симпатичное, так как свидетельствовало об общности интересов учеников на почве духовной работы, «укрепляло их в направлении добра, и было прекрасным средством в борьбе с холодностью сердца и черствым эгоизмом». Тут можно сказать, что известно об учившихся в школе и их дальнейшей судьбе. Главный % учащихся составляют дети фабричных не только Московского, но и других уездов губернии. Значительный % падает на жителей подмосковных селъ: Богородского, Алексеевского и др., где, очевидно, живут небогатые торговые люди, мелкие служащие и т. п. Впрочем, и самая Москва, не смотря на обилие учебных заведений, выбрасывает к нам в провинцию ежегодно 5—6 человек. Наиболее % учащихся крестьяне, бывают разночинцы, и духовные из «неудачников». Minimum учащихся 12 человек (первый год), maximum 50 человек; средним числом ежегодно обучается от 35—45 человек. Наибольшее число оканчивающих курс — 22 человека (1905 г.) и наименьшее 1 (1902 г.) Средним числом оканчивающих: 9—12 человека. По имеющимся данным, из окончивших курс: учителями 8, 2 готовятся к экзамену на аттестат зрелости в группе студентов, 3 обуч. в учительской семинарии, 6 на железной дороге конторщиками, 3 телеграфистами и один к величайшему огорчению пишет: «положение мое ужасное, я не могу описать все те беды, невзгоды и лишения, которые я перенес в последние два года, в особенности по смерти родителя. Средств у нас не было, к земледелию меня не приучали, ну, одними словом, один только дом, в нем сиди и размышляй, как знаешь. В настоящее время я живу дворником, получаю семь рублей, которых я никогда даже и не вижу, потому что целиком отсылаю их домой. Там на эти деньги кормятся девять человек». (О двух третях из окончивших сведений не имеется.) На столько сурово встречает жизнь этих незрелых еще юнцов! Счастье еще то, что они все в самую тяжелую минуту не опускают беспомощно руки, но смело глядят в светлое будущее. Из массы писем, которыми мы располагаем, видно, что все в один голос жалуются на жизнь и что ни один из окончивших не удовлетворяется своим образованием, все стремятся к лучшему будущему. «Выслушайте мое искреннее признание и благодарность, — пишет другой из кончивших, — за все то, что Вы положили в основу моего нравственного воспитания, а главное, развили охоту и любовь к науке, которой я решили отдать всю жизнь. Как счастливо и радостно то время, когда я находился под Вашими надзором, когда еще не знал всех тяжелых и трудных условий жизни, которые пришлось пережить, испытать, перечувствовать. И в силу несчастных условий жизни, где приходилось часто встречать не людей, а врагов, готовых тебя каждую минуту затоптать в грязь и оплевать, я делился только с мертвой книгой, хотя, правда, она меня многому научила и разрешила много волнующих меня вопросов. Но теперь готовлюсь в группе студентов на аттестат зрелости и в августе 1909 года думаю держать экзамен». Учитель школы грамоты сообщаешь о себе: „скудость в средствах заставляла испытывать недостаток в пище. Приходится носить зимой недостаточно теплую одежду. Конечно, эти условия моей жизни сильно влияют на мое здоровье. Но, не падая духом, я часто утешаю себя мыслью: «терпение и труд все перетрут. Бог поможет, выдержу экзамен на учителя одноклассной школы и поживу лучше». Счастливее чувствуют себя поступившие в учебное заведение; один в порыве восторга пишет: «тысячу раз спасибо дорогой школе — примите искреннюю мою благодарность и разделите со мной мою детскую радость». В виду жалкого материального положения учителей школ грамоты, получающих 10 р. жалованья в месяц, и в целях дать им еще какие-нибудь практические знания, Попечитель всегда был озабочен завести при школе профессиональные занятия. Так, в 1904 году открыта корзиночная мастерская. Средства по оборудованию ее были даны Преосвященным Попечителем. Задавались довольно широкими планами поставить дело так, чтобы мастерская не только оправдывала себя, но и приносила известный доход школе. Но просуществовала корзиночная только 2 года и была закрыта главным образом по невозможности иметь опытных и знающих руководителей, и по очевидной убыточности дела. Многие из воспитанников неоднократно выражали желание «поучиться» какому-либо ремеслу. Один из окончивших даже пишет: «места нет, глубоко сожалею, что школа не дала мне ремесла, которым бы я был обеспечен на всю жизнь, а потому, сожалея о других, прошу Вас завести какое-либо». Дай Бог, чтобы в недалеком будущем осуществилось желание питомцев и местного населения. Тем более, что при школе имеется комната, специально приспособленная к мастерской. Лучше привилось переплетное мастерство. В селе нашелся мастер специалист и за невысокую плату обучал питомцев. Теперь это дело ведется воспитанниками вполне самостоятельно. Конечно, нельзя отмечать за переплетным мастерством профессионального значения, но никто не решится отрицать его важного значения для учителя школы грамоты, где приходится дорожить каждой копейкой, где нет возможности покупать книги в переплетах и бросать трепанную. В зимние досуги учитель сам переплетет, кстати обучить ремеслу и ребятишек—школьников. Много заботы положено было на постановку сельского хозяйства при школе, — этого безусловно необходимого прикладного знанья для окончившего курс второклассной школы. Преосвященный на обзаведение пожертвовал 1000 р., на эти деньги сняли участок земли, выпросили десятину у о. заведующего, завели лошадь и сельско-хозяйственный инвентарь и занялись главным образом посадкой овощей: капусты, картофеля и др. Ребята охотно пользовались занятиями на свежем воздухе и незаметно получали некоторую пользу практических знаний, которые многими из них уже с успехом применяются на службе в школе грамоты. Эта отрасль несомненно оставляет желать многого. Но что делать: лучше что нибудь, чем ничего.

Подводя итоги очерку, с чувством искренней признательности скажем, что школа явилась широким рассадником света и знаний не только в пределах прихода, но и повсюду, где продолжают ее высокую деятельность окончившие курсы питомцы. Нам остается только молиться благодарной молитвой за человека, который сумел придти на помощь к темному обездоленному люду и зажечь в нем веру в грамотность и истинное просвищете на идеалах Царя-Миротворца. Вот почему в школе заведены два праздника, так сказать, семейного характера: 20 октября — день смерти Царя-Миротворца — и 17 ноября — день именин Преосвященного Попечителя школы. Это дни общей радости и школьного торжества, дни, в которые питомцы могут единодушно поминать вечно-памятного возродителя церковной школы и искренно помолиться о сохранении на долгие годы жизни своего Попечителя. Кроме того эти школьные праздники постепенно делаясь общеприходскими, объединяли школу с народом и побуждали его глубоко ценить и уважать тех, в честь которых устраивались означенные торжества. Чашниковской школе пожелаем расти и крепнуть, чтобы она с честью оправдывала свою высокую просветительную задачу. Питомцам-же ее пожелаем побольше искренней веры в святое дело просвещения народа, да помнят они завет Великого Учителя: никтоже возложь руку свою на рало и зря вспять, управлен есть в Царствии Божии. (Ев. от Луки 9, 62.)

 

 

1 голос

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here