Изобретатель радиозонда профессор Молчанов

1014

Уже прошло несколько лет, как был скомпилирован материал об интересном учёном-метеорологе, профессоре Павле Александровиче Молчанове, репрессированном в 1941 году и погибшем по вине НКВДэшников.

Интерес к П.А.Молчанову появился в связи с изучением арктической экспедиции 1931 года на дирижабле «Граф Цеппелин». Сама по себе экспедиция была неординарная, да и состав советской группы был весьма впечатляющий. Кроме Молчанова там были знаменитый арктический исследователь профессор Рудольф Лазаревич Самойлович (тоже репрессированный, но в 1937 году и расстрелянный в 1939), радист Эрнст Теодорович Кренкель, будущий полярник, и инженер-воздухоплаватель Фёдор Фёдорович Ассберг, позже ставший одним из главных создателей программы дирижаблестроения в СССР.

Недавно нашлась новая информация в Архиве Александра Яковлева, касающаяся уголовного преследования Молчанова, потому эту компиляцию потребовалось значительным образом дополнить. Кроме этого нашлись и несколько новых фотографий, которые также здесь представлены

00-molchanov-portret
Портрет П.А.Молчанова

Павел Александрович Молчанов родился 18 февраля 1893 года в Волосово, Тверской губернии, а ныне Ленинградской области. В 1914-м закончил физико-математический факультет Петербургского университета и был мобилизован в действующую армию. На воинской службе ему было поручено обеспечение полетов гидроавиации над Балтийским морем. В 1919 году Молчанов поступил в Главную физическую обсерваторию. Здесь ему довелось восстанавливать пострадавшую в годы войны аэрологическую обсерваторию в Павловске (ныне Главная геофизическая обсерватория им.А.И.Воейкова) под Петроградом. Вскоре он стал руководителем этого учреждения.

Павловск. Константиновская магнитно-атмосферная обсерватория перед революцией 1917 года
Павловск. Константиновская магнитно-атмосферная обсерватория перед революцией 1917 года

С самого начала научной деятельности усилия учёного были направлены на изучение верхних слоев атмосферы. Два десятилетия во главе Павловской аэрологической обсерватории принесли Молчанову мировую славу. При его непосредственном участии разрабатывались новые приборы, велись наблюдения – закладывались основы для многих исследований по физике свободной атмосферы и синоптической метеорологии.

Благодаря инициативе и изобретательности Молчанова обсерватория создала новые образцы метеорографов – змейковый (1920), зондовый (1921), самолётный (1922), а также прибор для обработки шаропилотных наблюдений: знаменитый «круг Молчанова».

Запуск в свободный полёт первого в мире радиозонда под именем «271120» состоялся 30 января 1930 года в 13 часов 44 минуты по московскому времени с территории Аэрологической обсерватории в г. Павловске (Главная геофизическая обсерватория).

30 января 1930 года. Запуск первого радиозонда в Павловске.
30 января 1930 года. Запуск первого радиозонда в Павловске.

Радиозонд поднялся на высоту 7.8 км, где была зарегистрирована температура минус 40.7°. Менее чем через час (32 минуты полета) после запуска в Ленинградское бюро погоды и в Центральный институт прогнозов в г. Москве было послано первое в мире оперативное аэрологическое сообщение. Это означало колоссальный прорыв в технике метеорологических наблюдений — открылась возможность получать сведения о состоянии свободной атмосферы до высот вначале около 10-15 км, а впоследствии — 25-30 км.

Радиозонд Молчанова стал пионером в международных исследованиях атмосферы, и прежде всего в арктических областях. В 1931 году международное общество «Аэроарктика» организовало полярный перелет на дирижабле «Граф Цеппелин» из Германии через Ленинград, Землю Франца-Иосифа, Северную Землю, Новую Землю и обратно в Германию. Для обеспечения запуска радиозондов с борта дирижабля к участию в экспедиции был приглашен Павел Молчанов.

1931 год. Встреча в лаундже дирижабля "Граф Цеппелин". Слева направо: д-р Людвиг Коль-Ларсен, профессор П.А.Молчанов, фон Шиллер и Кнут Эккенер, сын доктора Эккенера, командира дирижабля.
1931 год. Встреча в лаундже дирижабля «Граф Цеппелин». Слева направо: д-р Людвиг Коль-Ларсен, профессор П.А.Молчанов, фон Шиллер и Кнут Эккенер, сын доктора Эккенера, командира дирижабля.
1931 год. Встреча в лаундже дирижабля "Граф Цеппелин". Слева направо: д-р Людвиг Коль-Ларсен, профессор П.А.Молчанов и фон Шиллер.
1931 год. Встреча в лаундже дирижабля «Граф Цеппелин». Слева направо: д-р Людвиг Коль-Ларсен, профессор П.А.Молчанов и фон Шиллер.

Из книги Эрнста Кренкеля «RAEM — мои позывные»

«Научную часть этой международной экспедиции возглавил Рудольф Лазаревич Самойлович. Кроме него, советскую науку на цеппелине представлял также и другой крупный ученый — известный советский аэролог профессор П.А.Молчанов. Аэрология в ту пору еще лишь формировалась, но профессор Молчанов уже преподавал эту дисциплину, имел много трудов, а главное, успел сделать изобретение, которое иначе, как прекрасным даром человечеству, и не назовешь. Профессор Молчанов изобрел первый в мире радиозонд.

Молчанов — невысокого роста, с корпулентной фигурой, а попросту говоря, очень тучен. Его серый костюм всегда тщательно отутюжен, над туго накрахмаленным воротничком безукоризненно белой рубашки сияет круглое, добродушное лицо с аккуратно подстриженными усами и белесыми, выгоревшими бровями. Лицо Молчанова буквально источало доброжелательность.

Профессор оказался весельчаком, и мы тотчас принялись выкладывать друг другу наши запасы анекдотов. А затем сыскалась еще одна точка соприкосновения — Молчанов великолепно разбирался в радиотехнике. Радио тоже стало темой наших бесед, из которых я узнал, что микрорадиопередатчик зонда он не только сам сконструировал, но и изготовил собственноручно. И это не было только лишь искусством рук радиолюбителя. Профессор Молчанов столь тонко знал радиотехнику, что сумел разработать систему кодирования всех параметров, которые регистрировал радиозонд, забравшись на большие высоты.

Конечно, нынешние радиозонды существенно отличаются от первых. То время и наши дни — разные эпохи в радиотехнике. Но радиозонд Молчанова — первопроходец высоких слоев атмосферы, и я горжусь, что мне пришлось участвовать в одной экспедиции с этим выдающимся ученым, наблюдать запуски его радиозондов с борта дирижабля.

И Молчанов и Самойлович представляли старшую часть нашей небольшой советской группы. Мы же с Федором Федоровичем Ассбергом — младшее поколение. Такому расслоению способствовало и то, что Самойлович и Молчанов были ленинградцами, а мы с Ассбергом — москвичами.»

Июль 1931 года. Советская группа экспедиции на дирижабле "Граф Цеппелин" перед отлетом. Слева направо: П.А. Молчанов, Р.Л. Самойлович, Э.Т. Кренкель и Ф.Ф. Ассберг.
Июль 1931 года, Германия.

Фрагмент из книги Ф.Ф.Ассберга:

Для исследования верхних слоев атмосферы (стратосферы) с дирижабля выпускались радиозонды проф. Молчанова. Всего их было выпущено четыре, в следующих районах: первый — после ухода с земли Франца-Иосифа, второй — при пролете мыса Челюскина в северной части Таймырского полуострова, третий — в южной части Новой Земли и четвертый, последний — в районе Белого моря.

В районе Северной Земли был выпущен очередной радиозонд проф. Молчанова для исследования стратосферы. Техника выпуска заключалась в следующем. Внутри дирижабля, около люка, устроенного для выпуска радиозонда, наполняют маленький сферический аэростат, объемом 5 м3, водородом из одного из отсеков корабля. К этому аэростату подвешивают изобретенный проф. Молчановым коротковолновый радиоаппарат, который, подымаясь на высоту, будет передавать соответствующие сигналы для их дальнейшей обработки.

Июль 1931 года. Лейтенант Смит, профессор Молчанов и Г. Бауэр работают на вычислительном устройстве для астрономического определения местоположения дирижабля.
Июль 1931 года. Лейтенант Смит (США), профессор Молчанов и Г. Бауэр (Германия) работают на вычислительном устройстве для астрономического определения местоположения дирижабля.
Июль 1931 года. Профессор Вейкман и профессор Молчанов во время запуска воздушных шаров.
Июль 1931 года. Профессор Вейкман (Германия) и профессор Молчанов во время запуска воздушных шаров.
Июль 1931 года. Профессор Вейкман (Германия) и профессор Молчанов во время запуска воздушных шаров.
Июль 1931 года. Профессор Вейкман (Германия) и профессор Молчанов во время запуска воздушных шаров.
Июль 1931 года. Подготовка к сбросу радиозонда с борта "Графа Цеппелина"
Июль 1931 года. Подготовка к сбросу радиозонда с борта «Графа Цеппелина»

Так как с момента выпуска сферика из нижней части дирижабля он благодаря подъемной силе мог бы скользить по наружной стене дирижабля, зацепив за моторную гондолу, винт или еще за какой-либо выступ и повредиться, а может быть и повредить винт, то к самому аппарату привешивали еще добавочный груз (точно высчитанный), который перетяжелял бы всю систему, благодаря чему аэростат в первые секунды после выпуска падал вертикально вниз. Для освобождения от добавочного груза на главной его бичеве установлена небольшая гильотина с часовым механизмом, которая через определенный промежуток времени после выпуска приводила в движение нож, перерезавший нить с добавочным грузом. Последний улетал книзу, а освобожденный сферик начинал забирать высоту. Когда весь радиозонд собран и приведен в готовность к выпуску, дирижабль замедляет свой ход, доводя скорость приблизительно до 4 м/сек. В это время открывается люк в нижней части дирижабля и выпускают радиозонд, до момента действия гильотины стремительно падающий вниз. Благодаря наличию некоторого движения сферик уходит за пределы корабля, там груз отсекается, и сферик с радиозондом уходит в высоту.

28 июля 1931 года, 11:10. Запуск радиозонда с "Графа Цеппелина"
28 июля 1931 года, 11:10. Запуск радиозонда с «Графа Цеппелина»
28 июля 1931 года, 11:10. Запуск второго радиозонда с "Графа Цеппелина".
28 июля 1931 года, 11:10. Запуск второго радиозонда с «Графа Цеппелина».

В это время участники опытов спешат в свою кабину, где у них смонтирован специальный приемник для сигналов с радиозонда. Прием сигналов длится до 50 мин., после чего они прекращаются, что указывает на достижение радиозондом кульминационной точки и стремительное последующее падение. До окончания опыта и приемки всех сигналов дирижабль идет с пониженной скоростью, и лишь после прекращения приема сигналов скорость дирижабля доводится до нормальной. Полученные результаты приема подлежат дальнейшей обработке, причем последняя показала, что радиозонд достигал высоты в 15—20 км. Таким образом в течение полета мы несколько раз получали вертикальный разрез атмосферы и стратосферы с соответствующими показателями температуры, влажности и давления для различных высот. Во всех исследованных частях высота стратосферы оказалась почти одинаковой и колебалась в пределах 10 400—10 600 м (проф. Молчанов).

Июль 1931 года. Запуск радиозонда с "Графа Цеппелина". Съёмка из мотогондолы дирижабля.
Июль 1931 года. Запуск радиозонда с «Графа Цеппелина». Съёмка из мотогондолы дирижабля.

Вот что говорит по этому поводу проф. П.А.Молчанов: «С теоретической точки зрения важность этих (аэрометеорологических) исследований станет ясной, если указать, что состояние атмосферы в полярных районах оказывает в ряде случаев решающее влияние на состояние погоды в наших широтах. Развитие процессов, определяющих нашу погоду, происходит в тесной связи с развитием погоды полярных районов. С другой стороны, именно эти районы оказываются наиболее трудными для изучения».

26 июля 1931 года, Комендансткий аэродром, Ленинград. Советские учёные Самойлович и Молчанов в гондоле дирижабля "Граф Цеппелин" вместе с командиром экипажа Хуго Эккенером.
26 июля 1931 года, Комендансткий аэродром, Ленинград. Советские учёные Самойлович и Молчанов в гондоле дирижабля «Граф Цеппелин» вместе с командиром экипажа Хуго Эккенером.

В 1932 году для очередной полярной экспедиции сотрудниками Павловской обсерватории были подготовлены 12 экземпляров радиозонда, и с того времени высотное аэрологическое зондирование стало распространяться по всему земному шару.

Летом 1933 года в бухте Тихой на Земле Франца-Иосифа была установлена первая в мире автоматическая метеорологическая станция конструкции Молчанова.

В 1933-1934 годах П.А.Молчанов участвовал в первых в СССР подъёмах стратостатов.

С 1935 года изготовление радиозондов было поставлено на промышленную основу, для чего в Ленинграде на заводе “Геофизприбор” был создан соответствующий производственный участок, а в Гидрометеорологической службе была организована система станций аэрологического зондирования атмосферы.

С этого времени изучение и прогнозирование развития атмосферных процессов стало основываться на трехмерном анализе их развития, да и развитие авиации к тому времени требовало уже практического использования результатов этих измерений для обеспечения безопасности полетов.

С технической точки зрения радиозонд проф. П.А.Молчанова оказался настолько совершенной конструкцией, что до 1958 года применялся практически без существенных изменений, обеспечивая достаточную точность измерений, регулярность , надежность и сравнимость результатов зондирования. С 1935 года к измерениям температуры и давления был добавлен еще и канал измерения влажности воздуха, что завершило (обеспечило) полноту комплекса всех термодинамических характеристик атмосферы.

Механическая часть конструкции первого радиозонда
Механическая часть конструкции первого радиозонда

Основу устройства автоматики радиозонда П.А.Молчанова составляла система кодирования сигналов, которая выполнена на секциях гребенок с прямоугольными зубцами, по которым перемещаются стрелки, управляемые датчиками.

Моменту перехода стрелки с одного зубца на другой соответствует изменение сигнала радиозонда, при этом каждому моменту перехода на другой сигнал соответствует определенное, достаточно точное значение измеряемой величины (температуры, давления, влажности).

Отличительной особенностью гребенчатого радиозонда П.А.Молчанова также была и сравнительная дешевизна как самого прибора, так и оборудования для его применения. Так для приема сигналов достаточно было простейшего радиоприемника прямого усиления КУБ-4, который успешно использовался во время Отечественной войны в армейских подразделениях.

Обработка принятых сигналов также не требовала дорогостоящего оборудования, все процедуры выполнялись на разработанных планшетах и графиках. Следует отметить, что точность зондирования и к настоящему времени практически соответствует той, которая была достигнута в первых образцах прибора.

Надежность функционирования прибора была подтверждена в процессе широкого применения вплоть до 1958 года, когда он было заменен новой конструкцией (радиозонд “Волна”), которая просуществовала всего несколько лет, после чего потребовалась дальнейшая ее модернизация.

В Главной физической обсерватории П.А.Молчанов прослужил до 1939 года.

С 1930 года П.А.Молчанов был заведующим кафедрой аэронавигации Ленинградского института инженеров гражданского воздушного флота (ЛИИГВФ). ЛИИГВФ был создан в 1930 году на базе факультета воздушных сообщений Ленинградского института инженеров путей сообщения. В феврале 1941 года ЛИИГВФ был реорганизован в Военно-воздушную инженерную академию (ныне Военный инженерно-космический университет им. А.Ф.Можайского) и ряд сотрудников ЛИИГВФ перешли на работу или стали работать по совместительству в организованный в январе 1945 года ЛенАИ. Приказом директора ЛенАИ от 21 февраля 1941 года П.А.Молчанов был назначен заведующим кафедрой авиационных приборов института, а через полгода арестован.

Профессор Молчанов предположительно с сыном. Фото до 1933 года.
Профессор Молчанов предположительно с сыном. Фото до 1933 года.

Ранее существовала официальная версия, что Павел Александрович погиб в блокадном Ленинграде при эвакуации через Ладожское озеро в октябре 1941 года. Однако нашлись архивные подтверждения того, что он был арестован органами НКВД 24 августа 1941 года по обвинению по статье 58-1 «а» УК РСФСР

58-1. Определение контрреволюционной деятельности.
«Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и … правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции».
58-1а. Измена Родине: расстрел с конфискацией имущества, или 10 лет с конфискацией имущества.

Погиб он действительно в октябре 1941 года и действительно при эвакуации через Ладожское озеро. Но обстоятельства гибели трагичнее даже придумать нельзя.

8 октября 1941 года в связи с обстоятельствами военного времени (8 сентября началась блокада Ленинграда) была проведена операция по эвакуации из Ленинграда в Новосибирск осужденных и подследственных заключенных из Ленинградских тюрем. Этот этап состоял из около 2500 заключенных, в том числе 222 политических, 416 женщин, 141 военнопленных немцев.

По Ириновской железной дороге заключенные были вывезены на станцию Ладожское озеро, а затем пешей колонной выведены к пристани в деревне Морье.

В Морье их погрузили в трюм грузового лихтера (озерной несамоходной баржи). Трюм с помощью двойных дощатых переборок был разделен на три отделения: для военнопленных немцев, для женщин и большое мужское отделение, куда были погружены все заключенные мужчины.

В мужском отделении плотность погрузки была такова, что люди должны были там всю дорогу стоять, держа вещи в руках. Лихтер был отведен буксиром от пристани, а затем в связи с налетом немецкой авиации был брошен буксиром в нескольких километрах от берега и простоял там несколько дней, после чего был отправлен по назначению через Ладожское озеро и затем вверх по Волхову до Волховстроя.

Все оставшиеся в живых после 6-дневного пребывания в трюме заключенные были отправлены железной дорогой со станции Волховстрой-2 в Томск, куда этап прибыл 15 ноября в количестве 1748 человек.

Военнопленные немецкие офицеры (все 141 человек) были сданы конвою в Вологде.

Таким образом, по дороге пропало около 600 человек, из которых при перевозке по железной дороге погибло около 200 (документально известно, что только на этапе от Омска до Томска от истощения и упадка сердечной деятельности умерло 56 заключенных, в том числе 12 политических), тем самым, около 400 человек можно считать погибшими во время перевозки по Ладоге.

Свидетелем смерти П.А.Молчанова стал профессор П.В.Мелентьев, бывший заключенный этого этапа:

«В первый же день заключенные обратились к начальнику конвоя с просьбой о выведении на палубу на свежий воздух и более свободной рассадке. Начальник им в этом отказал, но распорядился, спустить в трюм бревна и доски, чтобы заключенные смогли сделать нары. Однако самодельные нары под тяжестью залезших на них обломились, что привело к гибели людей, помощи которым оказано не было. Уже к ночи, чтобы все заключенные не задохнулись, конвою пришлось открыть люки трюма. У люков были поставлены конвоиры с оружием, которые стреляли во всех, кто пытался хотя бы на несколько ступенек подняться по лестницам, чтобы глотнуть свежего воздуха. Так был застрелен Павел Александрович Молчанов, директор Павловской аэрологической лаборатории.»

Учёного реабилитировали 28 сентября 1954 г. А в постановлении Главной военной прокуратуры 1958 года (РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 7930. Т. 1. Л. 1–87) был установлен создатель липового уголовного дела против Молчанова. Им оказался начальник следственного отдела УМГБ МО В.В. Герасимов:

«По делу также установлено, что еще до работы начальником следственного отдела УМГБ МО Герасимов В.В., будучи старшим оперуполномоченным КРО ОО Ленинградского и Северного фронтов, вел вначале агентурную разработку, а затем принимал непосредственное участие в 1941 году и в аресте профессора, доктора технических наук, депутата Ленинградского городского Совета — Молчанова П.А., страдающего в тот период миокардитом. Герасимовым были вынесены и подписаны постановления на арест Молчанова и об избрании меры пресечения в отношении его по ст. 58-1 «а» УК РСФСР. Им же были допрошены как до ареста Молчанова, так и после ряд свидетелей, приобщены копии допросов различных лиц, подписан акт о вскрытии и осмотре лаборатории Академии наук, где работал Молчанов.

Дело профессора Молчанова, заслуженного ученого и основоположника аэрологии в СССР, было необоснованно возбуждено по исключительно поверхностным, непроверенным данным. В октябре 1941 года Молчанов П.А. вместе с партией арестованных воров и других преступников по этапу выбыл из Ленинграда и в пути трагически погиб, будучи убит и ограблен ворами-рецидивистами. В 1954 году дело профессора Молчанова было КГБ ЛВО прекращено за отсутствием состава преступления, с ходатайством перед КГБ СССР о привлечении к ответственности лиц, виновных в необоснованном возбуждении дела и аресте профессора Молчанова.

В процессе проверки дела Молчанова были установлены исключительные его заслуги перед наукой и Советским государством. Так, например, еще в 1919 году по инициативе Молчанова была восстановлена единственная в стране аэрологическая обсерватория. Им созданы затем целый ряд основных аэрологических приборов, с помощью которых производится обслуживание авиации, исследование стратосферы и изучение Арктики. Им разработан был метод радиозондирования и впервые в мире был выпущен радиозонд. Молчановым было опубликовано свыше ста научных работ. Имя Молчанова, как ученого, широко известно среди исследователей стратосферы, изучающих Арктику. Он был участником полета на дирижабле на Северный полюс, консультировал полет советских летчиков через полюс. Будучи одним из ведущих ученых в области аэрологии, Молчанов являлся членом международной аэрологической комиссии.

Не отрицая своего участия в аресте в 1941 г. доктора технических наук, депутата Ленгорсовета профессора Молчанова, Герасимов указывает, что принимал участие только в оперативной разработке его, а к расследованию самого дела он не причастен.

Допрос же им ряда лиц как до ареста Молчанова, так и после Герасимов объясняет выполнением оперативного задания по собранным агентурным данным.

Свою вину в необоснованном аресте Молчанова Герасимов полностью отрицает и заявляет, что с заключением КГБ ЛенВО, прекратившим дело Молчанова за отсутствием состава преступления, он не согласен и считает это решение ошибочным и необоснованным.

Предъявление же Молчанову необоснованного обвинения и неосновательного его ареста по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 58-1 «а» УК РСФСР, Герасимов считает нормальным и заявляет, что в то время, по его словам, практиковались органами МГБ подобные необоснованные обвинения: «…В тактических целях, чтобы арестованный не знал, каким материалом мы располагаем в отношении него, так как это обстоятельство имело значение для допроса».

В заключение показаний Герасимов заявил: «…Безусловно, в работе моей и моих подчиненных могли быть и были, конечно, ошибки, упущения, недостатки, но преднамеренные действия по фальсификации обвинений я категорически отрицаю, этого не было… Показания реабилитированных лиц относительно обратного, клевета на следствие».

Не могу точно сказать, какое наказание понёс бывший НКВДэшник В.В.Герасимов, но обвинение ему и группе сотоварищей предъявили по статье 193-17 п.«а» УК РСФСР с пояснением: «злоупотребляя своим должностным положением, незаконно использовали предоставленные им по службе права и под видом борьбы с преступностью нарушали социалистическую законность, что повлекло за собой тяжелые последствия, выразившиеся в необоснованных арестах и осуждении многих ни в чем неповинных советских граждан, чем совершили преступление, предусмотренное ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР».

193-17. а) Злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе лица начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии, если деяния эти совершались систематически, либо из корыстных соображений или иной личной заинтересованности, а равно если они имели своим последствием дезорганизацию вверенных ему сил, либо порученного ему дела, или разглашение военных тайн, или иные тяжелые последствия, или хотя бы и не имели означенных последствий, но заведомо могли их иметь, или были совершены в военное время, либо в боевой обстановке, влекут за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

На месте захоронения останков погибших в этом этапе между деревнями Судемье и Подрябинье близ Сясьстроя установлен памятный знак:

Захоронение погибших заключённыхПавел Александрович не просто изучал верхние слои атмосферы, но постоянно исследовал возможность применения аэрологических данных в практических целях прогнозирования погоды. Без преувеличения, Павла Александровича Молчанова можно назвать отцом отечественной аэрологии, и одним из крупнейших ученых-метеорологов истории.

Профессор Молчанов и фрагмент его книги «Аэрология» с описанием первого пуска радиозонда
Профессор Молчанов и фрагмент его книги «Аэрология» с описанием первого пуска радиозонда

Ученый-метеоролог прожил недолгую жизнь, уложившуюся в период между двумя войнами, но оставил яркий след в науке и истории Арктики. Имя Павла Молчанова широко известно во всем мире. И сегодня, несмотря на прогресс в развитии спутниковых методов, радиозонды являются основным средством получения оперативной информации о состоянии тропосферы и нижней стратосферы.

Лишь спустя десятилетия после Великой Отечественной войны вклад Павла Александровича в советскую науку был по достоинству оценен. В 1983 году на воду было спущено океанографическое научно-исследовательское судно ледового плавания «Профессор Молчанов», эксплуатируемое по сей день.

Морское экспедиционное исследовательское судно "Профессор Молчанов" с ледовым усилением
Морское экспедиционное исследовательское судно «Профессор Молчанов» с ледовым усилением

 

 

0 голосов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Я ознакомлен и согласен с Политикой конфиденциальности *