Второе пришествие Сталина: Перерва

794

Строительство канала Москва-Волга Сталин посещал трижды. Первый приезд Сталина состоялся 4 июня 1934, когда он побывал на Глубокой выемке, расположенной вдоль западной части современного Долгопрудного. Последнее, третье посещение случилось 22 апреля 1937 года. Тогда вниманию вождя были представлены сооружения 3 и 4 шлюзов канала, расположенных недалеко от Икши, после чего начались массовые аресты и было сфабриковано «дела Фирина», начальника Дмитлага.

Наконец нашлись материалы, которые очень полно и подробно описывают второй визит Сталина в сопровождении Кагановича, Орджоникидзе и Ягоды, состоявшийся 14 июня 1936 года в Перерву.

Публикации тех времён красочно и подробно рассказывают и о маршруте передвижения, и о встречах с людьми, и об истерии восхваления вождя. Нет необходимости и желания комментировать выдержки из статей того времени.


Утром 15 июня 1936 года наверно во всех газетах страны появились подобные заметки:

Вырезка из газеты 'Советская Сибирь' №138 (4998) 16 июня 1936, стр.1
Вырезка из газеты ‘Советская Сибирь’ №138 (4998) 16 июня 1936, стр.1

Товарищ Сталин на Перерве

Фрагменты из статьи Романа Мирова из журнала «На штурм трассы» спецвыпуск июнь 1936, стр.17-23

С зеленых лужаек коломенского парка, с высокой каменной галлереи сотни глаз провожают удаляющийся пароход. Тяжелый султан темного дыма поднимается над его трубой и волнующимися клубами растекается в вышине.
Порыв ветра подхватывает дым, относит в просторы лугов и перед взорами стоящих на галлерее открывается Москва Сталинская, уголок Москвы прекрасного будущего — Перервинский шлюз.
Протяжный басистый голос гудка летит над водой.
Буксир подошел к шлюзу. Он просит, чтобы ему открыли ворота в Москву.

1936 год. Перервинский шлюз №10. Фото С.Болдырева
1936 год. Перервинский шлюз №10. Фото С.Болдырева

Если смотреть сверху, с горы Коломенского, Перервинский шлюз ложится ясным светло-подкрашенным архитектурным рисунком.
Будто в плане, прочерчены плавные линии подводящего и отводящего каналов. Изящная круглая башенка маяка завершает стрелку на подходе к нижним воротам, и в трехсотметровом бассейне бетонной камеры купают золотисто песочные отражения четыре остекленные квадратные башни управления механизмами.
Зеленые луга обрамляют шлюз. Створы нижних ворот, массивные брусья пал окрашены в сочную коричневатую краску. Газоны, молодые деревца, усыпанные песком дорожки, лесенки, выложенные желто-белым камнем,— разнообразно и мягко подчеркивают продуманную простоту сложнейшего гидротехнического сооружения.
В полукилометре правее, к селу Перерва, прикрывая от взора новорожденную плотину, раскинулись склады, дома, каналоармейские бараки, гараж и механические мастерские четвертого, Перервинского, участка Южного района строительства канала Москва-Волга.
Ветер доносит оттуда заглушенный расстоянием отдаленный шум работ.
Уже год прошел с того дня, когда Правительственная Комиссия приняла от строительства Волго-Московского канала законченный, готовый к пропуску весенних судов, Перервинский шлюз.
Вдоль шлюзовой камеры медленно идут два человека. Инженер Кочегаров, скупо жестикулируя, на ходу объясняет что-то Начальнику ГУЛАГ НКВД товарищу Берману.

— Сегодня на шлюз приедут гости, члены Правительства,— говорит товарищ Берман.
Инженер Кочегаров стоит подле парапета. В раскрытые нижние ворота шлюза входят нарядные белоснежные экскурсионные пароходы, «Памяти Кирова», «Динамовец». Палубы их переполнены сотнями оживленных, смеющихся, празднично, по выходному одетых людей. Это трудящиеся Москвы и Подольска возвращаются из поездки в село Коломенское.

Бетонная камера шлюза гулко наполняется отзвуками веселых голосов и перед глазами инженера вдруг возникает последний митинг строителей Перервы, безудержный трудовой порыв тысяч каналоармейцев.
Начальник сооружения пристально, пытливо оглядывает шлюз. Строитель Перервы, он знает здесь каждый камень, каждую бетонную плиту. Привычным напряжением воли он мысленно проверяет моторы, сигнализацию, движения ворот и затвора. И остается спокойным, уверенным.
Аркадий Иванович Кочегаров, белморстроевец, герой Шаваньского шлюза первого Сталинского канала, награжденный орденом Красной Звезды, хорошо помнит двенадцать месяцев перервинской стройки.

От деревни Котлы, со стороны Коломенского, показалась машина. В семь часов пятнадцать минут, развернувшись, она остановилась у куртины, подле нижней головы шлюза.
Щелкнул замок, открылась дверца автомобиля…
Инженер Кочегаров подтянулся, шагнул на край бетонной площадки.
Через зеленую лужайку к башне управления легко и быстро шел товарищ Сталин, окруженный товарищами Кагановичем, Орджоникидзе и Ягода.
Начальник сооружения увидев внимательные, чуть сощуренные от косых лучей солнца, глаза, лицо родное и знакомое каждому школьнику огромной страны. Инженер онемел от неожиданности, растерялся от радости.
— Товарищ Сталин, подойдя пожал мне руку,- говорит Кочегаров,— теплое дружеское рукопожатие вернуло мне самообладание. И также приветливо поздоровались со мной товарищи Каганович, Орджоникидзе и Ягода.
Руководители партии и правительства прошли к нижним шлюзовым воротам.

По знаку начальника сооружения на противоположной стороне камеры в левой башне Федор Иванович Иванов, монтер электрик, снял трубку телефона.
И тотчас на другом конце сооружения в башне у верхней головы шлюза рука дежурного протянулась к пульту управления механизмами.
Легкое нажатие кнопки. Створы раскрытых шлюзовых ворот беззвучно идут на закрытие.
Начальник сооружения дает объяснения и обращает внимание товарища Сталина на плавность движения створ.
— Да,— говорит товарищ Сталин,— ворота закрываются очень плавно.
Чуть слышно густое низкое жужжание четырех моторов. С каждой секундой уже и уже раствор ворот. Народный Комиссар Тяжелой Промышленности заходит в башню и, расспрашивая, осматривает механизмы.
С момента нажатия кнопки на центральном пульте прошло две минуты. Створы ворот смыкаются. Демонстрация закрытия шлюза закончена и товарищи Сталин, Каганович, Орджоникидзе и Ягода вдоль бетонного парапета направляются к верхней голове шлюза.
Они идут мимо молодых, зеленых, по линейке посаженных деревцев — товарищи Сталин и Ягода впереди, товарищи Каганович и Орджоникидзе чуть сзади. Останавливаются, подходят к бетонному барьеру, осматривают камеру шлюза. Товарищ Сталин беседует с товарищем Ягода и Народный Комиссар рассказывает о том, что на, месте, где теперь стоит Перервинский шлюз, прежде была свалка.
В это время на прогулочных пароходах, стоящих в шлюзовой камере, с верхних палуб «Памяти Кирова» и «Динамовца» экскурсанты узнают товарища Сталина и его спутников.
Зеркальные стекла башни управления механизмами дрогнули от восторженных криков. Дежурный по центральному пульту, Владимир Иванович Мясников, обернулся к широкому, открывающему вид на всю камеру шлюза, окну.
На палубах пароходов сотни людей бросились к левому борту. Женщины, мужчины поднимали на руки детей, махали платками, шарфами, шапками, широкими листами «Известий» и «Правды».
«Да здравствует товарищ Сталин!»— несмолкаемо неслось над шлюзом.
«Да здравствует родной Иосиф Виссарионович!».
«Спасибо товарищу Сталину за радостную жизнь!».
«Да здравствуют товарищи Каганович, Орджоникидзе и Ягода!».
На верхней палубе «Памяти Кирова» маленький оркестр заиграл авиационный марш.
Восторженное «ура», пение «Интернационала» на «Динамовце», все новые и новые возгласы сотен ликующих людей смешались с торжественными гудками пароходов.
Товарищ Сталин подошел к парапету, снял фуражку и приветственно помахал ею в воздухе.
И снова в ответ на улыбку и приветствие любимого вождя несутся над гулкой камерой шлюза буря рукоплесканий, пение пролетарского гимна, несмолкаемое «ура».

Товарищ Сталин на Перервинском шлюзе канала Москва-Волга 14 июня 1936 года. На снимке: товарищи Сталин, Каганович, Ягода, Орджоникидзе и инженер Кочегаров. Фото Н.Власика.

— На пути к верхней голове шлюза,— рассказывает начальник сооружения инженер Кочегаров,— непосредственный руководитель стройки наш Народный Комиссар товарищ Ягода информировал товарищей Сталина, Кагановича и Орджоникидзе о габаритах канала и, поясняя детали устройства Перервинского шлюза, сравнивал его размеры с соответствующими сооружениями Белморстроя.
Товарищ Сталин интересовался малейшими подробностями работы на шлюзе и неоднократно обращался с вопросами к начальнику сооружения.
Подходили к верхней голове шлюза. Отчетливо, во всех деталях обрисовался массивный выпуклый сегментный затвор верхних ворот. Высокие гости Перервы обратили внимание на его оригинальную конструкцию и начальник участка доложил товарищу Сталину о том, что электрический вал сегментного затвора Перервинского шлюза в автоматике гидротехнических сооружений применяется впервые и является новшеством не только в Советском Союзе, но и для Западной Европы.
— Кто конструктор этого затвора?— спросил товарищ Орджоникидзе — Где и на каких заводах изготовлены механизмы шлюза?
— С огромной радостью отвечал я на эти вопросы,— рассказывает инженер Кочегаров.— Я сообщил Народному Комиссару Тяжелой Промышленности, что все механизмы и приборы Перервы изготовлены на советских заводах Наркомтяжпрома — Краматорском, Кировском в Ленинграде, Харьковском, Днепропетровском и московском «Динамо» имени Сергея Мироновича.
Начальник сооружения рассказал о том, как безотказно и четко работают эти механизмы и о том, что конструкция сегментного затвора Перервы предложена молодым советским специалистом, инженером МВС товарищем Воробьевым.
Товарищ Сталин взошел со своими спутниками на устой верхней головы шлюза и, внимательно слушая тов. Ягода, прошел с Наркомом к светофору подле бетонного парапета площадки.
Народный Комиссар говорил об архитектурном облике канала, о сроках готовности отдельных сооружений, о размерах и очертаниях водохранилищ.
Начальник сооружения дает знак наполнять камеру шлюза.
Обрамленный легкими перилами, гребень сегментного затвора дрогнул и плавно пошел вверх. Он поднимается на 125 сантиметров и открывает водам верхнего бьефа дорогу в шлюз. Вода бурным валом вырывается из под щита затвора, разбивается о грудь гасителя, расплескивается в клетках его железобетонной рамы, и спокойно, ровно вливается в камеру.
Товарищ Сталин, облокотившись на парапет, следит за наполнением шлюза.


Проходит восемь минут. Уровень воды в камере сровнен с верхним бьефом и громкоговоритель над башенкой управления подает короткую команду.
— Приготовиться к выходу!
Сегментный затвор опускается, цепи Галля, две пары синхронно работающих моторов с глухим ворчаньем увлекают его на четыре с половиной метра под воду.
Короткий всплеск. Вода смыкается над гребнем щита и перед экскурсионными пароходами открывается дорога в Москву.
И они двигаются вперед, «Памяти Кирова» и «Динамовец», с приветственными гудками, под пение «Интернационала», они проходят мимо бетонного устоя, обратившегося в трибуну, и сотни людей с их палуб в страстных возгласах выражают стоящему у парапета вождю миллионов трудящихся свою безграничную любовь, свою преданность делу партии Ленина-Сталина, всю глубину своей благодарности за новую счастливую жизнь, где каждый день над свалками прошлого рождает чудеса труда и мысли, подобные этому шлюзу.
«Да здравствует вождь народов великий Сталин!»
«Да здравствуют его верные соратники, товарищи Каганович, Орджоникидзе, Ягода!»
Совсем рядом с бетонной площадкой проходят палубы накренившихся на левый борт пароходов и дежурному диспетчеру шлюза из башни управления отчетливо слышно, как на палубе «Памяти Кирова» седобородый старик, прижав к груди руку с газетой, восторженно восклицает:
— Да здравствует отец величайшей из Конституций!
Подобна капитанскому мостику эта обрамленная парапетом площадка над расцвеченной вечер ним солнцем водой, омывшей темное прошлое сотен счастливых теперь людей.
Гениальная мысль соединения пяти морей, смелый сталинский план коренной реконструкции водных путей страны, становится сказочной советской явью!
Начальник сооружения смотрит пристально, неотрывно.
У бетонного парапета, подле любимого вождя, среди верных его соратников, стоит Народный Комиссар, строитель первого и второго сталинских каналов, руководитель каналоармии, претворяющей в камень, бетон и железо указания гениальной сталинской мысли.

Сталин и Ягода на Перерве. Фото Л.Гесельберга.
Сталин и Ягода на Перерве. Фото Л.Гесельберга.

Крики «ура», буря радостных возгласов несутся над шлюзом.
Стоя подле светофора, товарищ Сталин приветственно поднимает руку.
— Ура-а товарищу Сталину! — несется с палуб пароходов.
И инженер остро, навсегда чувствует:
«Вождь народа, поднимая руку в ответ на приветствия трудящихся столицы, посылает свой привет и тем, кто, борясь за свое счастливое будущее, идя по указан ному им верному пути, сооружая сталинскую Перерву, победил и бетон, и камень, и самого себя».
Пароходы уходят, тают в отдалении, скрываются за поворотом, выходя на широкий плес реки, но все еще слышны на шлюзе отдаленные раскаты «ура», звуки «Интернационала», прощальные, приветственные, заглушенные расстоянием, гудки.
Товарищ Сталин благодарит начальника сооружения за подробные пояснения при осмотре шлюза, крепко пожимает ему руку. И также тепло прощаются с инженером Кочегаровым товарищи Каганович, Орджоникидзе и Ягода.
Затем, в сопровождении руководителей Партии и Правительства, товарищ Сталин направляется к машине и в семь часов сорок минут вечера уезжает в Москву.

И в это ясное утро к нижним воротам Перервинского шлюза от села Коломенского подходит седой колхозник.
Он поднимается на устой нижних ворот со всей своей семьей — дочерью, взрослым сыном, его женой и тремя ребятами.
Возле перил ограждения стоит дежурный стрелок охраны.
— Товарищ,— просит его старик,— укажи мне место, где стоял товарищ Сталин. Я хочу показать его детям…

Перерва
22 июня 1936г.


СПАСИБО ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ!

Фрагменты из статьи инженера А. КОЧЕГАРОВА из журнала «На штурм трассы» спецвыпуск июнь 1936, стр.29-30

14 июня мы начали день, как и всегда, упорной работой за темпы и качество. Ничего не предвещало, что именно в этот день жизнь моя будет отмечена новой счастливой датой.

Приехал на шлюз начальник ГУЛАГА тов. Берман. Это было в семь часов вечера. Начальник ГУЛАГА беседовал со мной, а в семь часов 15 минут подъехал автомобиль, из которого вышли товарищи Сталин Каганович, Орджоникидзе и Ягода.

От неожиданности я так растерялся, что не мог ничего сказать. Но вот руководители Партии и Правительства подошли и товарищ Сталин пожал мне руку. Это было теплое, дружеское пожатие.

Затем со мной приветливо поздоровались тт. Каганович, Орджоникидзе и Ягода. Это продолжалось только тридцать минут. Я видел, как экскурсанты, трудящиеся Москвы, приветствовали со шлюзовавшихся пароходов товарища Сталина и его ближайших соратников. Я слышал, как рабочие города Москвы благодарили товарища Сталина за счастливую жизнь, и эта благодарность была и моей благодарностью.

Я руководил шлюзованием пароходов и давал пояснения товарищу Сталину о совершенных технических устройствах шлюза и большая гордость за стройку канала, гордость за каналоармейцев, которые создают такие сооружения под руководством чекистов, наполнили меня. Но самую великую гордость я испытал в те моменты, когда товарищ Сталин интересовался всеми деталями сооружения. С присущими только ему одному обаянием, простотой и приветливостью вождь народов знакомился с работой шлюза. Я давал пояснения и мне хотелось сказать: «Товарищ Сталин, большое спасибо Вам за счастливую встречу, за то что Вы мне дали право на радостную творческую жизнь».

Товарищ Сталин после осмотра сооружения пожал мне руку и сказал:

— Спасибо!

Вождь сказал спасибо мне, тому, кто только в наши дни впервые за сорокалетнюю жизнь почувствовал себя гражданином великой родины, строителем социализма. Вот почему я безгранично предан товарищу Сталину, вот почему две встречи с вождем являются самыми счастливыми датами в моей жизни.


ТРИ КАНАЛА

Фрагмент из статьи Е.Рябчикова из журнала «Огонёк» №18 (1288) 27 апреля 1952г. Стр.12-14

День 14 июня 1936 года был особенно радостным и значительным в жизни начальника участка стройки инженера-коммуниста Кочегарова. Около 7 часов вечера к Перервинскому шлюзу подошла машина. Начальник участка увидел ее и шагнул к краю бетонной площадки. Через зеленую лужайку к башне управления шли товарищ Сталин, товарищи Орджоникидзе и Каганович.

В первую минуту инженер даже растерялся от неожиданности. Он увидел родное лицо и мгновенно вспомнил встречу с товарищем Сталиным на Беломорском канале. К нему вернулось самообладание, он отдал рапорт. Товарищ Сталин пожал руку инженера, улыбнулся и попросил ознакомить с сооружением.

На следующий день, 15 июня 1936 года, на первой странице «Правды» было опубликовано сообщение: «Товарищи Сталин, Каганович, Орджоникидзе на Перервинском шлюзе». В конце этого важного официального сообщения указывалось: «Объяснения о работе шлюза давал начальник участка тов. Кочегаров».

В тот день, о котором сообщалось в «Правде», к шлюзу подошли пароходы «Память Кирова» и «Динамовец». Они возвращались с экскурсантами из села Коломенского в Москву. Экскурсанты издали узнали Иосифа Виссарионовича Сталина, и зеркальные стекла башни управления дрогнули от восторженных возгласов, криков «ура».

В присутствии руководителей партии и правительства пароходы прошли через шлюз. На палубе парохода «Память Кирова» заиграл оркестр.

Товарищ Сталин подошел к парапету, снял фуражку и приветствовал пассажиров. Над гулкой камерой шлюза прокатилась буря рукоплесканий.

Бетонный устой Перервинского шлюза казался в ту минуту похожим на капитанский мостик, высоко поднявшийся над волжской водой. Глядя на родное лицо вождя, начальник сооружения вспомнил другой вечер, в Карелии, вспомнил, как на палубе парохода «Анохин» стоял товарищ Сталин.

0 голосов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Я ознакомлен и согласен с Политикой конфиденциальности *