Захоронение каналоармейцев у Киреево

277
Православный крест, найденный рядом с захоронением 17 сентября 2023 года. Фото. М. Знаменского.
Православный крест, найденный рядом с захоронением 17 сентября 2023 года. Фото. М. Знаменского.

В данном материале на основе газетных публикаций, рассказов свидетелей и архивных документов показывается и доказывается место захоронения каналоармейцев, заключённых Дмитлага, строивших канал Москва-Волга. Захоронение расположено невдалеке от ныне снесённого села Киреево, существовавшего на территории сегодняшнего Левобережного в Химках.

2 января 1990 года, Газета «Известия» № 2 (22905), п.4, фрагмент статьи В. Корнеева «О чем говорят архивы»:

«Пока с уверенностью можно сказать об одном захоронении в районе Москвы – возле станции Левобережная неподалеку от кольцевой автодороги. Это безымянная могила заключенных «Дмитлага», погибших от неимоверно тяжелых условий на строительстве канала Москва-Волга. Документальное подтверждение тому найдено совсем недавно в Центральном государственном архиве Октябрьской революции [c 1992 года – Государственный архив Российской Федерации или ГА РФ].

Вот образец канцелярского циркуляра тех времен: «Во исполнение директивы зам. Начальника «Дмитлага» НКВД № 7-844/с от 17.03.35… в санчастях иметь книгу с отметкой: ряд, могила с отметкой кто в ней похоронен. Фамилии на могилах писать не требуется…». Но самих книг захоронений обнаружить пока не удалось.

Химкинский горисполком принял решение рассмотреть вопрос об установлении памятного знака на Левобережной на сессии городского Совета.

Сотрудники КГБ вместе с членами группы «Поиск» и общества «Мемориал» провели в Левобережной предварительные раскопки. К ним были привлечены высокопрофессиональные специалисты Бюро государственной судебно-медицинской экспертизы Минздрава РСФСР».

В химкинской газете «Вперёд» от 21 мая 1991 года промелькнуло упоминание о захоронении строителей канала Москва-Волга: «В основном в газетных публикациях, в телепередаче «До и после полуночи» (интервью с А.Мильчаковым) речь шла о зелёной роще напротив ТЭЦ-21».

В 2017 году автором были опрошены старожилы Киреево и Левобережной. Светлана Александровна Захаркина, житель Левобережной, подтвердила, что захоронения напротив ТЭЦ-21 были –  «там, где речка Бусинка», но, по её мнению, свалка поглотила это место. Другие старожилы также говорили о множественных захоронениях, но, увы, точных мест указать не могли.

В 2021 году к члену краеведческого общества «Москва-Волга» Сергею Гаеву обратился Алексей Сергеевич Елагин, который сообщил, что его бабушка Евдокия Васильевна Елагина из соседнем селе Бусиново была свидетельницей происходящего – захоронения проводились в заранее выкопанном котловане послойно, с пересыпкой каждого слоя известью. Его дед, в тот момент председатель колхоза, так же говорил, что захоронения проводились в районе Коровинского леса на землях колхоза.

17 мая 2021 года А.С. Елагин и С. Гаев побывали на месте захоронения в лесу между Киреево и Бусиново и сделали текстовое описание: «Предполагаемое место находится за рынком Левый берег напротив ТЭЦ-21, на ___ км МКАД. Если стоять лицом к рынку, нужно с правой стороны обойти забор и следовать вдоль леса. По завершении забора, метров через 200, левее будет небольшая рощица, окопанная рвом, глубиной около 1 м и шириной около 2 м. По предварительной визуальной оценке, размеры захоронения примерно 100 на 100 метров», а также зафиксировали геопозицию N55°54’06.5952’’ E37°30’20.412’’.

Описание и геопозиция позволили отобразить место захоронения на спутниковом снимке Google от 2007 года:

Более подробное исследование рощицы, в котором производились захоронения, было произведено химкинским краеведом Михаилом Знаменским 1 июля 2022 года:

15 июля 2023 года им же в Химкинском городском архиве были обнаружены документы землеустройства Киреево 1934 года, в которых указано, что на землях села находилось кладбище Дмитлага площадью 0,8 га + 0,36 га (Архив г. Химки, ф. 35, оп. 1, д. 5, л. 10), то есть почти 1 гектар, что и составляет квадрат около 100 на 100 метров:

В этом же деле было найдено и второе упоминание о кладбище Дмитлага (Архив г. Химки, ф. 35, оп. 1, д. 5, л. 11):

Помимо этого в Химкинском архиве нашлась и план (Архив г. Химки, ф. 35, оп. 1, д. 5, л. 20), на котором отображено кладбище и в явном виде подписано (жёлтый овал – кладбище):

На что стоит обратить внимание – на пересечение реки (красный пунктир) и старой дороги (синий пунктир). Это пересечение реки Бу́синки со старым Рогачевским трактом. Бусинка пересекает Рогачёвку только в одном месте, в непосредственной близости от захоронения:

Для более чёткого представления местности следует рассмотреть карту 1856 года с тем же цветовым оформлением:

Теперь можно абсолютно точно утверждать, что в указанной рощице невдалеке от бывшего села Киреево, которое находилось в Левобережной (Химки) имеется захоронение заключённых Дмитровского исправительно-трудового лагеря, строивших канала Москва-Волга.

К 29 августа 2023 года рощица была полностью снесена под очередную подмосковную стройку.

Только 18 июля 2023 года была найдена статья уже упоминавшегося А.А. Мильчакова «Тайны «Смерть-Канала», опубликованная в еженедельной газете «Семья» от 26 марта – 1 апреля 1990 года № 13 (117). В ней подтверждается, что захоронение было напротив ТЭЦ-21 (хотя Мильчаков и напутал с расположением ТЭЦ-21 рядом с Алтуфьевским шоссе – на самом деле она ближе к Дмитровскому). Помимо того, что Мильчаков зафиксировал рассказы жителей села Киреево С.И. Бурова и В.И. Лобачева, он с командой поисковиков произвел раскопки и обнаружил останки заключённых Дмитлага, которые были переданы на экспертизу в Бюро Главной судебно-медицинской экспертизы Минздрава РСФСР. Случилось это ещё осенью 1989 года.

Полностью с текстом статьи можно ознакомиться на сайте Moskva-Volga.Ru (что я настоятельно рекомендую), здесь же приведены относящиеся к захоронению у Киреево выдержки:

«Вскоре после того, как в «Семье» были опубликованы очерки о местах массовых захоронений расстрелянных в подвалах НКВД, на Донском, Калитниковском и Рогожском кладбищах в Москве, мне позвонил техник-геодезист И. А. Дмитриев и настойчиво предложил встретиться в районе Алтуфьевского шоссе, у Кольцевой автодороги. Оттуда он проводил меня в рощу близ ТЭЦ-21. По дороге рассказал, что еще 15 лет назад мальчишки, любившие гулять в этой роще, роясь в земле, находили многочисленные черепа и кости. На небольшой глубине. В самых разных местах, подчас довольно далеко друг от друга.

— Слышал я, что в 30-е годы в этой роще хоронили заключенных, строивших канал,— пояснил Игорь Алексеевич,— Делалось это тайно, по ночам…

Больше Дмитриев ничего добавить не мог. Но предположил, что жители окрестных поселков наверняка должны об этом знать. В ближайшей деревне Ново-Киреево отыскались следы бывших ее жителей, рабочих С. И. Бурова и В. И. Лобачева — свидетелей жизни и смерти заключенных канала «Москва — Волга».

Три дня спустя мы встретились в той самой зеленой роще против ТЭЦ-21.»

«С. И. Буров:

— Ближе к ночи, чтобы не было случайных свидетелей, в эту рощу тянулись с канала целые караваны «грабарок» с трупами, облаченными в нижнее рваное белье. Лошадей погоняла специальная похоронная команда. Ямы, длинные и глубокие, выкапывались в роще заранее днем. Людей сбрасывали в могильники как попало, один на другого, будто скот. Только уедет один караван — за ним приезжает другой. И снова сбрасывают людей в ямы. Тогда это было глухое, пустынное место. Понятно: зона… Не то что сегодня — зоне отдыха… Закапывали как попало. Если ночью шел дождь, он прибивал землю. А мы утром пойдем за грибами в рощу — из ямы рука торчит, там колено где-то виднеется, там нога. Старики в нашей деревне нам наказывали: «Вы, ребятки, присыпьте землей, если увидите такое. Там люди лежат, и люди несчастные». Мы всегда землей и присылали, если такое случалось…».

«В мае прошлого года я выступил в телевизионной передаче «До и после полуночи» с рассказом о захоронении в роще близ ТЭЦ-21. Пошли письма. Многие москвичи, жители других городов ставили вопрос об археологических раскопках, предлагали свою помощь. Активисты Химкинского «Мемориала» поставили на месте массового захоронения деревянный крест и трафареты, предупреждающие посетителей рощи, что здесь — заповедная мемориальная зона. Живой интерес проявили инструктор Ворошиловского РК КПСС А. Л. Хмель и начальник районного отдела Управления КГБ СССР Москвы и Московской области полковник А. В. Ремигайло.

Наступил октябрь. Ждать больше было нельзя; лили дожди, приближались холода, делать раскопы становилось все трудней. И тогда, заручившись поддержкой командиров поисковых отрядов Москвы, имеющих опыт исследования захоронений воинов, павших в боях с фашистами на фронтах Великой Отечественной войны, мы на свой страх и риск выехали в рощу близ ТЭЦ-21. Раскопы начали сразу в трех местах. Первые останки появились примерно через час — и поисковики повели работу очень осторожно. Однако вскоре перед нами предстала картина просто ужасающая. Первый несчастный лежал как бы на боку, с заломленными над головой руками. Второй оказался сразу под ним и лежал уже поперек. Третий — еще ниже, по диагонали по отношению к первым двум… Их сбрасывали в яму как .попало, раскачивая за руки и за ноги… Опытные поисковики с величайшей предосторожностью извлекали останки, боясь нанести дополнительные повреждения во время раскопа».

«В понедельник [30 октября 1989 года] утром везу мешок в Бюро Главной судебно-медицинской экспертизы Минздрава РСФСР. Нет, мне определенно везет на хороших людей! Заведующий физико-техническим отделением экспертизы Сергей Сергеевич Абрамов, прервав работу, приглашает сотрудников и тут же, при мне, начинает анализировать останки, извлеченные из мешка. «Череп в отличном состоянии,— констатирует он,— Молодцы. А главное — зубы!» Внимательно рассматривает череп под сильным источником света: «Зубы… Они нам многое скажут…»

Покидаю бюро лишь в середине дня. Сергей Сергеевич поручает каждому сотруднику определенный комплекс исследований. И уже через несколько дней руководство судмедэкспертизы вручает мне удивительный документ (с печатью!). В нем. сказано, что «представленные в Бюро Главной судебно-медицинской экспертизы останки с места массового захоронения близ канала «Москва—Волга» позволяют высказать мнение, что они принадлежат скелету молодого (около 30—35 лет) мужчины, крепкого телосложения, выше среднего роста, европеоидной расы». Что особенно примечательно — эксперты сошлись во мнении, что «значительная стертость жевательных поверхностей коронок зубов» объясняется тем, что заключенный, повседневно испытывая муки голода, был вынужден есть траву и скончался от истощения. Появление такого рода документа уже само по себе событие из ряда вон выходящее! Но судебно-медицинские эксперты этим не ограничились. По нашей просьбе С. С. Абрамов совершил подвиг или чудо — не знаю, какое слово точнее! — он воссоздал, штрих за штрихом, внешний облик человека, чьи останки пролежали в земле более полувека! Вскоре в моих руках оказался «живой» портрет. Вглядитесь повнимательнее в лицо строителя и жертвы «Смерть-Канала».

1 голос