Сталинская лестница

3172

2019-10-22 Спустя почти 6 лет с момента создания этого материала (4 декабря 2013 года) вдруг нашлось воспоминание очевидца о посещении Сталиным и компанией Глубокой выемки Хлебниковского района строительства. Новый фрагмент выделен красным и располагается в конце материала. 

Скомпилировать эту заметку меня подтолкнул своим постомpoltora_bobra «Как Сталин на канал «Москва-Волга» приезжал«. Уж сильно забористую статейку он нарыл, которая и стала катализатором процесса.

Третий визит Сталина на строительство канала Москва-Волга уже был подробно описан. А 4 июня 1934 года Сталин со свитой прибыл на строительство канала в первый раз. В честь высокого гостя, дабы он не испачкал сапоги землёй и глиной и мог спуститься вглубь котлована, была построена обычная лесенка с поручнями, которая в одночасье стала знаменитой на всё страну и даже оккупированные в ВОВ территории. Увы, свидетельств этой поездки не так много как хотелось бы. Есть воспоминания об этом событии, но пока не найдены фотографии Сталина и другие документы, связанные с этой поездкой. А фотографии самОй «сталинской лестницы» сохранились. При этом одна из них (по моим сведениям) ещё ни разу не публиковалась. То есть раритет.

«Сталинская лестница» была построена специально для приезда отца всех народов на склоне Глубокой выемки на «долгопрудненском», то есть левом берегу канала. Точное её расположение выяснить не удалось. Можно предположить, что она находилась на верхней точке водораздела между реками Клязьма и Химка, в районе деревни Гнилуши, чтобы показать делегации самую глубокую, а потому эффектную часть Глубокой выемки.

Сталинская лестница - 01
Уже известная, но не сильно распространённая фотография «сталинской лестницы». Из коллекции Сергея Гаева.

Итак, начнём по порядку и с официоза.

Естественным образом о поездках Сталина информировались все более-менее крупные газеты. Распространением занималось РОСТА (Российское Телеграфное Агентство). Именно по его каналам новосибирская газета «Советская Сибирь» получила краткий текст, который был опубликован 8 июля 1934 года в номере №128 (4398):

Сталинская лестница - 02

Для того, чтобы Гуглы с Яндексами «осознали» текст заметки, а читатели не портили глаза плохим сканом, вот она в текстовом виде:

Т.т. Сталин, Каганович, Ворошилов, Куйбышев, Жданов, Ягода на строительстве канала Москва—Волга

МОСКВА, 6, (Роста). Вчера т.т. Сталин, Каганович, Ворошилов, Куйбышев, Жданов и Ягода вместе с руководящими работниками строительства т. т. Берманом и Коганом посетили трассу канала Волга — Москва.

В сопровождении заместителя начальника Южного района тов. Быховского они осмотрели работы в районе Покровского-Стрешнева: строящиеся седьмой и восьмой шлюзы и готовый бетонный водоспуск Химкинской плотины.

Затем товарищи проехали в район Хлебникова, где осмотрели самую глубокую выемку на канале (в готовом виде ее глубина составит около 26 метров), где работают 16 крупных экскаваторов Ковровского завода. При осмотре работ в Хлебникове присутствовал начальник района тов. Афанасьев.

Наверно и в других газетах появилось точно такое же сообщение. И обязательно в «Правде». Может даже и фото было в «Правде». И совершенно случайно у меня не оказалось этого номера.

Но в «Советской Сибири» немного попутали даты. В газетном варианте получается, что Сталин был на стройке 5 июня. Надеюсь, что от этой оплошности никто из редакции ни газеты, ни РОСТА не пострадал.

Первое известное мне упоминание «сталинской лестницы» нашлось в книгах Павла Ивановича Лопатина, неплохого писателя-популяризатора всяческих достижений. По окончании строительства канала он успел выпустить аж две книжки на эту тему: «Волга идёт в Москву» в 1938 году и сразу, через год, «Москва-Волга». И в обеих упомянул о визите Сталина на Глубокую и соответствующую лестницу.

Лопатин, 1938 год:

На откосе выемки сохранилась крутая деревянная лестница. Возле лестницы —  скромная арка. 4 июня 1934 года на эту лестницу поднялся товарищ Сталин, чтобы лучше видеть всю перспективу Глубокой выемки.

«Добродушно прервав мой рапорт, который я отдавал сильно волнуясь, —  рассказывает руководитель работ из Глубокой, —  товарищ Сталин полушутя, подражая моему тону, сказал:

—  Ну, что ж, показывайте, как идут дела во вверенном вам районе…

Посещение товарищем Сталиным Глубокой выемки надолго осталось в памяти строителей Хлебниковского района».

С тех пор лестница зовется «Сталинской»…

Не раз Глубокую посещали товарищи Молотов и Л.М. Каганович…

Тут Павел Иванович немного загнул. Сталину не нужно было подниматься по лестнице, чтобы видеть перспективу. Он появился у самого верха лестницы. Поэтому у  него был только один вариант — спуститься. Что бы «понимать глубину наших глубин» ©. И ещё Лопатин почему-то не стал называть фамилию персонажа, прямой речью которого пользовался, «руководителя работ на Глубокой», которым, несомненно, был начальник Хлебниковского района Григорий Давыдович Афанасьев. Скорее всего именно по воспоминаниям Афанасьева и был написан этот фрагмент. Так чем же конкретно запомнилось строителям посещение Сталина? Эту версию можно будет прочесть ниже, у В.С. Барковского.

Сталинская лестница - 03
Фото из Технического отчёта по каналу Москва-Волга (1940). Похоже, что это «сталинская лестница». Других лестниц на фотографии Глубокой выемки мной обнаружено не было.

Лопатин, 1939:

4 июня 1934 года на Глубокую приехал товарищ Сталин. Сорок минут наблюдал он за гигантской стройкой, стоя на ступеньках крутой деревянной лестницы, спускавшейся по откосу…

Белоснежные теплоходы плывут теперь по каналу, и на зеленом откосе Глубокой пассажиры видят скромную деревянную «сталинскую» лестницу, бережно сохраненную строителями.

Здесь Лопатин сам себе противоречит — по версии от 1939 года Сталин уже не спускался по лестнице, а стоял скорее всего в её верхней части. Интересная деталь — целых 40 минут!

Следующая публикация — гвоздь программы! Вырезка из немецкой русскоязычной газеты, издававшейся в основном в Риге, под названием «За Родину». Газета под порядковым № 155 (555) от 14 июля 1944 года, найденная poltora_bobra:

Сталинская лестница - 04

Для огугливания и проянексирования тоже перепечатаю:

Сталинская лестница

Рассказывает свидетель большевизма

На «Глубокой выемке» творилось что-то непонятное. Конвой поспешно снимал с работы десятки бригад заключенных, угоняя их в одном и том же направлении. Площадная ругань конвоиров чередовалась с зуботычинами и ударами прикладов в спины обессилевших людей, падавших на каждом шагу.

Через 15—20 минут самый важный объект, так называемая «Глубокая выемка», где было занято около 10 тысяч рабочих-каторжан, буквально замер. Десятки экскаваторов остановились, опустив наземь свои гигантские ковши. Многочисленные паровозы с платформами были отведены в тупик. Сорокаметровой глубины выемка казалась мертвым кратером.

Вскоре, точно вихрь, облетела всех молва о приезде на трассу канала самого Сталина. Догадка зародилась по следующим причинам.

От Москвы до «Глубокой выемки» 20 километров. На всем протяжении по обочинам шоссе была расставлена стража с интервалами в 10 метров друг от друга. Короче говоря, 1000 телохранителей «отца родного» задерживали всех, кто осмелился ступить ногой на дорогу. «Подозрительных» отводили в 3-й отдел. Всякое движение на бойком шоссе было парализовано.

Через два часа вдали показалась вереница в 30—40 бешено мчавшихся шикарных лимузинов. Ведущая машина круто повернула влево и остановилась около 60-ти метровой лестницы, специально построенной для «триумфа».

Дверцы машины открылись точно по команде. Из них высыпала целая ватага вооруженных чекистов, которые мгновенно окружили «почетных гостей» плотным кольцом.

В тесном кругу приближенных стоял с самодовольным видом усатый грузин.

…Мы невольно ощутили веяние бедствий и кровавого кошмара. Да, от него веяло смертью.

Вот он —  палач русского народа —-в окружении жидов. Народ мог созерцать это чудовище не ближе, чем за 1000 метров. Несказанно хотелось пожертвовать своей жизнью ради счастья миллионов… Но пылкой фантазии не суждено было осуществиться.

Многочисленная свита во главе с «родным отцом» спустилась по лестнице на дно «Глубокой выемки».

Впоследствии эта лестница жидами была названа «Сталинской лестницей»! А по окончании строительства канала на берегу был сооружен огромный монумент Сталина, олицетворяющий собой гибель сотен тысяч «канало-армейцев», на костях которых был построен канал Москва-Волга.

Тот самый монумент, упоминаемый в статье. Скорее всего тоже первая публикация фото. Из коллекции Сергея Гаева.
Тот самый монумент, упоминаемый в статье. Скорее всего тоже первая публикация фото. Из коллекции Сергея Гаева.

Даже не знаю, как относиться к этому тексту. С одной стороны — развеситсая «клюква». С другой — есть интересные факты. С третьей — жгучий антисемитизм. Но то, что написано пером, не вырубишь топором…

Разберём явную «клюкву». «30—40 бешено мчавшихся шикарных лимузинов«, «1000 телохранителей» — что-то не верится, что Сталин передвигался с такой огромной свитой и на стольких машинах. И определение «мчавшихся» меня тоже не устраивает. На стройке была такая грязища, что мчаться по ней было просто невозможно. «Десятки экскаваторов остановились» — просто песня! 16 экскаваторов (см. вырезку из газеты «Советская Сибирь») — это примерно полтора десятка. И никак не «десятки». Это что, автор статьи решил подыграть большевикам??? Ну и на закуску о глубине выемки — целых 40 метров! Опять автор преувеличил подвиги коммунистов.

Последнее, что я хочу представить  — это фрагмент из книги «Тайны Москва-Волгостроя» (2007) Валентина Сергеевича Барковского. Глава под названием «Посещение Сталиным Глубокой выемки в 1934 году»:

Память людей сохранила эпизод события, произошедшего 4 июня 1934 года по инициативе Сталина на стройплощадке Глубокой выемки у города Химки.

Этот эпизод наблюдал своими глазами Щербаков Пётр Иванович, работавший на строительстве канала Москва — Волга топографом. В момент этого эпизода Щербаков со своим геодезическим инструментом оказался рядом со свитой И. В. Сталина, так как не имел права покидать свой инструмент (теодолит или нивелир) и занятую инструментом геодезическую точку.

Глубокая выемка отличалась от других площадок тем, что выемку грунта под русло канала приходилось осуществлять до глубины 25 м. Для спуска Сталина и свиты в выработанный котлован на одном из участков Глубокой выемки была построена шикарная деревянная лестница со скамейками для отдыха свиты на промежуточных площадках.

В этом котловане работало много землекопов из заключённых Дмитлага НКВД. Заканчивая осмотр котлована, Сталин вдруг обратил внимание на то, что заключённые работают без всякой обуви, то есть босиком. Хотя было начало лета, погода не была тёплой. Сопровождающих свиту руководителей стройки (начальник строительства Л. Коган, начальник Дмитлага С. Фирин и др.) Сталин тут же строго допросил, почему рабочие работают без обуви. Те отвечали не очень определённо: мол, народу пришлось направить на эту стройку много, и на всех обуви не хватило, но недостающая обувь на подходе. Закончил этот разговор Сталин очень резко, приказав, чтобы через 2 часа все рабочие были обуты, а в отношении нескольких человек (начальника отдела снабжения, начальника участка и ещё кого-то) сказал: «А этих расстрелять!».

Этих людей чины НКВД из охраны канала тут же схватили и расстреляли здесь же у котлована. Топограф Щербаков был этим потрясён и молчал, не рассказывая никому об этом, так как все, поступая на стройку канала, давали «Подписку» о том, что подписант не имеет права никогда никому рассказывать, что видел или слышал на стройке канала. Только в период перестройки (начало 90-х годов) незадолго до смерти Щербаков П. И. рассказал об этом эпизоде Корнилову Юрию Петровичу, работнику канала, которого он знал очень хорошо много лет.

Очень важно, что этот эпизод дошёл до нас. Недавно о нём мне рассказал Корнилов Ю.П. Я в 60-е годы знал и Щербакова П. П., он казался тогда очень скрытным и серьёзным человеком. С Корниловым Ю. П. мы знакомы давно, его хорошо знают старые работники канала. Это очень серьёзный человек. Поэтому достоверность этого эпизода можно считать достаточно полной.

В целом, из этого эпизода можно сделать следующее важное заключение: Сталин недопустимо вольно обращался с судьбами людей. И хотя по результатам своего осмотра стройплощадки справедливо указал на недопустимость такого содержания заключённых (без обуви, на которую в смете стройки были выделены деньги), но без следствия и суда отправлять людей одной простой командой на расстрел — это верх беззакония. Это одновременно и самое главное — циничный и кошмарный пример для своих подчинённых, в том числе чинов ОГПУ-НКВД. А некоторые до сих пор пытаются обелять Сталина, заявляя, что он был ни при чём, все репрессии творили, мол, его подчинённые за его спиной.

Если вы спросите, как я лично отношусь к рассказу Барковского, я отвечу — верю. Я был короткое время лично знаком с Валентином Сергеевичем и составил своё впечатление об этом человеке — бывший главный энергетик канала им.Москвы, технарь до глубины души, ответственнейший по натуре человек никогда бы изложил непроверенные факты.

И, наконец, давно обещанная фотография, никогда ранее не публиковавшаяся и хранящаяся в домашнем архиве Н.Н. Яхтиной, жительницы города Долгопрудного. «Сталинская лестница» солнечным днём 22 мая 1936 года:

Сталинская лестница - 06

В отличие от двух  других визитов Сталина на строительство канала (в Центральный район и на Перерву), приезд правительственной делегации был совершенно неожиданным, потому плохо задокументированным. Однако отыскались воспоминания очевидца приезда Сталина на Глубокую выемку. А именно — Г.Д. Афанасьева, кадрового НКВДэшника, начальника Хлебниковского района Строительства канала Москва-Волга. Текст «Сталин на «Глубокой», который будет приведён ниже, должен был быть опубликован главой на страницах 162-163 в книге «Канал Москва-Волга» из серии «История заводов и фабрик». Но во время подготовки книги политическая конъюнктура сильно изменилась и выход книги был заторможен на этапе уже набранного макета.

Документальной точности от Афанасьева не ждите, он даже не вспомнил месяца, когда приезжала делегация (напомню, что это был июнь). Но некоторые детали интересны.


СТАЛИН НА «ГЛУБОКОЙ»

Г. Афанасьев, капитан Государственной безопасности, начальник Хлебниковского района МВС

В августе 1934 года на трассу, на «Глубокую выемку» приехал товарищ Сталин с товарищами Молотовым, Ворошиловым, Кагановичем.

Как раз тогда мы полным ходом развертывали экскаваторные работы.

В этот день я, как всегда, обходил место работ, обдумывая, как нам пробиться экскаваторами через тонкие места к южному склону канала. Помню, подбегает ко мне начальник участка и говорит, что он только что видел, как члены правительства во главе с товарищем Сталиным проехали к «Глубокой выемке».

Не дослушав его, я бросился туда. На возвышении, в том месте, где дорога близко подходила к «Глубокой выемке», я увидел товарищей Сталина, Молотова, Ворошилова и Кагановича.

Как ни был я взволнован, но, подбегая к возвышению, я задержал шаг, чтобы отдышаться; потом, не доходя нескольких шагов, начал рапорт.

Товарищ Сталин, не дав мне закончить рапорт, сказал:

— Ну, ну, расскажите, какие дела. Что у вас делается?

Я отвечал на вопросы и все больше удивлялся, насколько точно и глубоко знает руководитель партии и вождь нашей социалистической родины все детали и тонкости земляных работ.

Особенно интересовался товарищ Сталин работой экскаваторов.

День был яркий, солнечный. Экскаваторы, гремя, грызли грунт. Товарищ Сталин долго смотрел на них, расспрашивал, как расставлены наши снаряды, по какому плану, на какой глубине.

Потом товарищ Сталин вспомнил, что видел меня на Беломорстрое. Меня страшно поразило, что прошло столько времени, перед глазами Иосифа Виссарионовича за эти годы проходили тысячи людей, а он помнит мое лицо, помнит даже свой разговор со мной.

Расспрашивали меня и товарищи Каганович и Ворошилов.

Лазарь Моисеевич Каганович, любуясь уже намечавшейся линией трассы, сказал:

— Это классическая «Глубокая выемка».

Товарищ Ворошилов припомнил прекрасную дорогу, выстроенную нами на Белморстрое, между Повенцом и Медвежьей горой.

— Как у вас с дорогами? — заинтересовался он. — Хорошие дороги, надо непременно сохранить.

Трудно даже оценить то значение, которое имел для нас этот приезд. Чекисты, инженеры и каналоармейцы много дней только об этом и говорили.

Непередаваемое воодушевление охватило работников «Глубокой».

Беседа товарища Сталина с нами стала отправной точкой дальнейшей работы.

Я уверен, что последующие наши победы, завоевание знамени Моссовета, окончание «Глубокой» на восемь месяцев раньше срока, — все это было результатом посещения товарища Сталина.

Место, где происходила наша беседа с вождями партии, было самым высоким на «Глубокой» — это была точка водораздела. На этом месте в штурмовые месяцы 1935 года был расположен штаб «Глубокой», который руководил десятками экскаваторов, железнодорожных поездов, тысячами людей.

Это место мы украшали в дни революционных праздников. Каждый наш работник понимал, что если вождь народов, при огромной его занятости, все-таки нашел возможным лично ознакомиться с «Глубокой выемкой», это значит, что работа на «Глубокой» — почетное, важное и ответственное дело.

«Глубокая выемка» давно закончена.

Вместо бесформенного хаоса бугров и впадин протянулась спокойная лента канала по глубокому ровному руслу, но посещение товарища Сталина осталось навсегда в памяти всех участников славной борьбы за «Глубокую выемку».

3 голоса

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here